Двуединая цельность памяти и забвения

image

     Характер словосочетаний, включающих понятия «память» и «забвение» в китайских философских и эстетических текстах, примерно такой: «он забыл бога», «он бога помнит», «себя не помнил», «в самозабвении», «себя забыл», «все забыл». Память осознается как опора истины, забвение—как путь к ней. Память предстает как прямая или как меандровый лабиринт, забвение же — как свободная ассоциация и ошеломление, лишенные строгих очертаний и направлений. Знаменательно, что «сидение в забытьи» (цзован) — последняя из трех ступеней в достижении состояния озаренности (самадхи) характеризуется тем, что медитирующему бывает видение — явление образа Абсолюта и Истины.

     Китайская живопись практически не знала рисунка с натуры, она вся была построена на изображениях, созданных по памяти,— это живопись-воспоминание, выражающая двуединую цельность памяти и забвения, тени и пустотно-белого. Такой творческий процесс крупный французский синолог Н. Вандье-Николя определяет как «двойную память» бергсоновского типа — «чтобы написать солнце, надо его забыть (как объект)».

     Можно, пожалуй, сказать, что культура тени — это культура памяти и слова, культура света (белого) — это культура забвения, молчания и живописи. Правда, в средневековой культуре Китая особенно четко проявилось единство вербальной живописи и изобразительной поэзии, которые свойственны, на мой взгляд, средневековому этапу культуры в целом. Поэтому-то «письмена» монохромной живописи связаны с теневым циклом, а «божественные» пустоты (паузы) в стихе — со светом и белым.

     Двуединая цельность памяти и забвения, выраженная в поэтике китайской живописи и поэзии категорией «воспоминание», создает то ощущение равновесия достоверности и вымысла, ту дистанцию, которая превращает факт жизни в факт искусства. Абсолютизация памяти или забвения, возможна, по-видимому, лишь на уровне философии, а не поэзии и искусства, которые ищут гармонии двух начал. Д. С. Лихачев справедливо подчеркивает, что «большую роль играет в искусстве некоторая доля неточности». Проведенная от руки чуть неровная линия лучше согласуется с эстетическим сознанием зрителя, чем вычерченная по линейке.


Социальная активность