Платоновское учение об анамнезе

image

     Платоновское учение об анамнезе, согласно которому истина познается через воспоминание (душа вспоминает то, что непосредственно созерцала в предшествовавшем земном существовании, когда она была идеей), во многом близко эстетике живописи сеи (писать идею). У Ми Фэя, например, живописный образ полон классических реминисценций — неумирающих поэтических идей прошлого, которые и предопределяют в первую очередь характер рождающегося под кистью живописного образа. Поэтический анамнез сочетается в эстетике этой школы с принципами метампсихоза, согласно которым структура личности определяется памятью прошлых перерождений. Тот же Ми Фэй верил, что в его душе возродился гений У Дао-цзы.

     Концепция времени китайских поэтов и художников теснейшим образом связана с категорией «воспоминание». То, что стало воспоминанием, уже само по себе факт не прошлого, а настоящего и будущего. Такое время по самой природе своей художественно, так как искусство, подобно воспоминанию, или живо сейчас, или его попросту нет.

     Весьма серьезным показателем важности категории «воспоминание» в китайском классическом искусстве является, несомненно, частотность этого мотива. По свидетельству В. Ф. Сорокина, в юаньекой драме лирически окрашенные эпизоды нередко решены как воспоминание. Воспоминание представляет собой существенный элемент в структуре средневековой повести. Но особенно он силен, разумеется, в поэзии — в творчестве Тао Юань-мина и Во Цзюй-и, Ван Вэя и Ли Во, Су Ши и Хуан Тин-цзяня. Ли Во, например, связывает воспоминание с поисками философского камня, Во Цзюй-и воспоминание диктует обилие строк о друге Юане, окрашивает шесть излюбленных занятий поэта: бродить по горам, наслаждаться рекой, носить с собой свиток стихов, любоваться луной, собирать цветы, угощаться вином. Ду Фу воспоминание уводит к поэту Ли Во, с которым он вел за кубком вина беседы о поэзии [см. 3, 21]. Поэтами сунской поры воспоминание нередко уподобляется сну (Фань Чжун-янь). Эта категория тесно связывается ими с основными этическими нормами Конфуция (Су Ши). Условно можно даже выделить своеобразный поэтический «жанр» — стихи-воспоминание. Эстетика воспоминания Тао Юань-мина, ее своеобразный характер показаны Л. 3. Эйдлиным в монографическом исследовании о поэте. Особенно показательно в этом отношении стихотворение Тао Юань-мина «Вспоминаю себя» из цикла «Стихи о разном».

Вспоминаю себя полным сил в молодые годы.

Хоть и радости нет, а был постоянно весел.

Неудержной мечтой унесен за четыре моря,

Я на крыльях парил и хотел далеко умчаться.

Чередой, не спеша, исчезали лета и луны.

Те желания мои понемногу ушли за ними.

Вот и радость уже не приносит с собой веселья:

Непрестанно теперь огорчают меня заботы.

Да и сила во мне постепенно идет на убыль.

С каждым днем для меня все в сравнении с прошлым хуже…

В тихой заводи челн ни на миг не могу я спрятать.

Сам влечет он меня, не давая стоять на месте.

А пути впереди так ли много еще осталось?

И не знаю пока, где найти для причала берег…

Людям прежних веков не жаль и кусочка тени.

Мысль об этом одна в содроганье меня приводит!

     Анализ Л. 3. Эйдлина символических реалий стиха, его глубокого философского смысла, весьма многообразно трактуемого комментаторами, убедительно раскрывает органическую связь поэзии воспоминания с художественным осознанием времени. Комментатор У Чжань-тай, например, отмечал многоступенчатость, логическую постепенность стихотворения, иной ритм времени в молодости и на закате дней. Восприятие поэтом времени и понятие «тень» конкретно связаны у Тао Юань-мина в последнем четверостишии. Причем автор говорит об этом с удивительной страстностью: «Мысль об этом одна в содроганье меня приводит!». Мысль о подчиненности человека течению времени (челн — символ судьбы человека — не спрятать от времени); неумение «жалеть», беречь время («кусочек тени») — по образному выражению поэта — роковая особенность человека. Стремление преодолеть ее рождает потребность в поэтическом, художественном времени, т. е. в воспоминании.


Низкий уровень социально-экономического развития России