После опубликования Каирской декларации

image

     2 декабря 1943 г. было опубликовано официальное заявление Чунцина по поводу решений Каирской конференции. По мнению правящих кругов Китая, конференция трех держав в Северной Африке явилась большим успехом Объединенных Наций. Особенно большое удовлетворение получило гоминьдановское правительство от решения, касающегося территориальных вопросов.

     После опубликования Каирской декларации Чан Кай-ши потерял интерес к дальнейшему продолжению переговоров. Ему удалось заручиться обещаниями экономического и политического характера, а главное, добиться повышения международного престижа Китая, не взяв при этом никаких обязательств на себя. Обсуждением различных планов и определением сроков ведения тихоокеанской кампании Чан Кай-ши охотно предоставил заниматься своим союзникам. Его усилия на данном этапе были направлены на то, чтобы как можно лучше использовать те благоприятные возможности, которые были созданы решениями Каирской конференции, для укрепления позиций гоминьдановского правительства в стране. Вопреки опасениям американцев, Чан Кай-ши спокойно воспринял принятое на втором раунде переговоров в Китае решение о пересмотре военных планов и отказе от проведения десантной операции англо-американских войск в Бенгальском заливе. В соответствии со своими планами он использовал этот повод для предъявления американскому правительству ряда новых требований. В телеграмме Ф. Д. Рузвельту от 9 декабря 1943 г. Чан Кай-ши писал, что для удержания Китая в состоянии войны с Японией нужно предоставить ему заем на сумму 1 млрд. долл., вдвое увеличить его военно-воздушные силы и довести объем военных поставок из США по воздуху до 12 тыс. т в месяц. В заключение Чан Кай-ши подчеркнул, что только таким образом можно исправить ошибки в стратегических планах союзников по отношению к китайскому и тихоокеанскому театру военных действий.

     Но ответ Вашингтона оказался совсем не таким, который ожидал Чан Кай-ши. В послании Рузвельта прямо указывалось, что, пока задача обеспечения наземного пути снабжения не будет решена, не может быть разговоров ни о расширении поставок Китаю военных материалов, ни об увеличении воздушных сил, подчиненных Ченолту. При этом президент США выражал надежду, что Китай примет активное участие в операциях по освобождению Северной Бирмы, направив в этот район юньнаньскую группировку своих войск. В заключение Ф. Д. Рузвельт сообщал, что просьбу о займе он передал в министерство финансов США.

     Эта непривычная для Чунцина неуступчивость Вашингтона и довольно резкий тон послания объяснялись прежде всего пересмотром политики в отношении Китая после Каирской конференции, которую можно считать кульминационным пунктом в китайско-американских отношениях в период войны. Большую роль здесь сыграли решения Тегеранской конференции, которые привели к переоценке стратегической роли китайско-бирманоиндийского театра военных действий в войне с Японией. Согласно новым планам военного министерства США, Китай мог быть использован только как база для самолетов союзников и для сковывания японских войск на своей территории.

     Послание Рузвельта вызвало разочарование Чан Кай-ши, ибо оно шло вразрез с политикой Чунцина, направленной на накапливание ресурсов и оснащение своих вооруженных сил. Возмущенный Чан Кай-ши отказался направить юньнаньскую армейскую группировку в Северную Бирму. Зная, что китайские войска были необходимы для проведения Бирманской операции, глава гоминьдановского правительства пытался хотя бы таким путем заставить союзников быть более сговорчивыми в отношении его требований. В качестве предлога для отказа он сослался на тяжелое экономическое положение, занятость борьбой с коммунистами и подготовкой к отражению готовящегося наступления японцев севернее Янцзы.


Интерес к инженерному творчеству