Представление заниженных данных о посевной площади и урожае

image

     Следует отметить еще один фактор, который оказывал определенное влияние на объем заготовок зерна. Речь идет о стремлении крестьян представлять заниженные данные о посевной площади и урожае. Практика подобной дезинформации была традиционной для китайской деревни до победы революции в 1949 г.— это был один из способов хоть как-то уменьшить непосильную тяжесть арендной платы и налогов. И хотя с осуществлением кооперирования возможности предоставления ложных сведений сократились, факты такого рода продолжали иметь место. Об этом свидетельствуют многочисленные материалы китайской прессы тех лет. Так, в кооперативе Фусиньтай уезда Фуян пров. Аньхуй «благодаря убеждению и идеологическому перевоспитанию» было обнаружено, что 32 производственных звена из 49 занимались дезинформацией. Показатель среднегодового летнего урожая для производственного звена Чучуань (одного из них) был установлен в размере 31 тыс. цзиней; согласно же сведениям, представленным этим звеном, он составил лишь 24 тыс. цзиней. После расследования фактический урожай оказался равным 38,8 тыс. цзиней. Целые кооперативы и даже уезды также давали неверные данные об урожае. Например, в уезде Басянь пров. Хэбэй средний летний урожай приближался к 23 млн. цзиней, а местные власти определили его в 17,27 млн. цзиней. Это снизило обязательства уезда по закупкам на 1,61 млн. цзиней и увеличило государственное снабжение на 6,5 млн. цзиней. В пров. Гуанси были созданы специальные инспекционные группы, которые проверяли состояние производства зерна, уточняли, в каких кооперативах имеется его излишек и в каких продовольствия не хватает. В результате оказалось, что в провинции было скрыто 3 млн. цзиней зерна из общего урожая в 40 млн. цзиней. На серьезность положения указывала передовая статья «Жэньминь жибао» от 30 августа 1957 г.: «Нормы оставляемого [в деревне] зерна должны оставаться на уровне,,трех закреплений», и мы решительно выступаем против дезинформации. Со времени последнего осеннего урожая большое количество кооперативов и производственных звеньев пытались представить неверные данные о среднем урожае с му пахотной площади, валовом урожае и масштабах стихийных бедствий; кроме того, очень плохо проводили уборку урожая, рассчитывая после сдачи информации провести вторичную уборку, чтобы таким образом поднять объем оставленного зерна… 1223 кооператива, которые составляют 60% всех кооперативов в девяти уездах пров. Аньхуй, представляли заниженные данные об урожае. Число же производственных звеньев, дававших заниженные данные, составило 10 280, или 20% всех звеньев данной местности». Особенно была распространена дезинформация о размерах стихийных бедствий, так как они могли быть определены лишь приближенно. Чем более значительная площадь определялась как подвергшаяся стихийным бедствиям, тем меньше были закупки. Росло соответственно государственное снабжение «пострадавших». Ясно, что из-за подобного завышения размеров ущерба государство несло большие убытки. В значительной мере из-за этого в 1956 г. объем государственного снабжения деревни зерном возрос на 5 млн. т по сравнению с 1955 г.

     Одновременно с указанными выше мероприятиями в конце 1957 г. были произведены изменения в системе административного управления экономикой страны, в том числе и в системе заготовок зерна и других продуктов. Провинциям было предоставлено право устанавливать задания по заготовкам зерна и продаже его в пределах провинции, а также размеры местных надбавок к налогам. Новый закон о сельскохозяйственном налоге предоставлял им большие возможности, так как устанавливал для них лишь среднюю ставку налога. Уже в 1959 г. некоторые провинции пересмотрели эту ставку. На провинциальные власти была переложена ответственность за поддержание и регулирование продовольственного баланса провинции. Центральное же правительство должно было отвечать в основном за перераспределение зерна между провинциями, т. е. под его непосредственный контроль поступало лишь то зерно, которое провинции, согласно обязательствам и планам, должны были поставить государству. В ведении центральных властей находилось перемещение зерна в места, охваченные стихийными бедствиями, и в районы возделывания технических культур.

     Главной задачей центра на вторую пятилетку стало поддержание зернового баланса страны в целом. Властям же провинций фактически предоставлялось право самим распоряжаться излишками, если они выполнили свои обязательства по поставкам государству. Это полностью отвечало провозглашенному тогда курсу на достижение самообеспечения продовольствием, курсу децентрализации управления экономикой.

     Таким образом, резюмируя все сказанное выше, можно сказать, что механизм изъятия товарного зерна в первый период существования КНР был весьма эффективным и давал возможность государству, не меняя букву закона, увеличивать в отдельные годы объем заготовок.


Исключение, подтверждающее правило