Разработка налоговой политики на период второй пятилетки

image

     Как уже упоминалось, для изъятия товарного зерна наряду с центральными использовались и местные, или дополнительные, налоги (см. табл. 2).

clip_image002_thumb_thumb_thumb_thumb_thumb_thumb_thumb

     Так, например, в 1957 т. за счет местных надбавок к основному налогу было дополнительно получено 1,8 млн. т зерна в «си-лян» или около 2,4 млн. т неочищенного зерна (см. табл. 2). В первые годы после образования КНР число таких надбавок было очень велико. Официальные сообщения из Гуандуна, например, показали, что, по неполным данным, в центральной части этой провинции взималось более 200 видов надбавок. Так, в уезде Хаян на общественную школу уездные власти взимали 5—12 цзиней дополнительного налога с каждого му земли. В деревне Лянфын уезда Чаоань крестьяне выплатили в счет прямого налога 29 300 цзиней и 56 500 цзиней (т. е. почти вдвое больше) в качестве надбавок. Позднее число надбавок было сокращено, и сбор их упорядочен. Известно, что значительную часть поступлений по этим дополнительным налогам (в 1951 г. по официальным данным — половину) местные власти передавали центру. Постепенно местные надбавки из временных превратились в постоянные статьи сбора. Так, в 60-х годах «народные коммуны» выплачивали государству и сельскохозяйственный налог, и надбавки к нему. Согласно некоторым данным, в эти годы на практике местные надбавки к налогу в ряде случаев превышали установленные законом 15% размеров основного налога.

     Разработка налоговой политики на период второй пятилетки, как уже отмечалось, во многом определялась принятым тогда курсом на обеспечение экономического развития деревни за счет ее средств. Этим моментом и определялась линия в области налогообложения.

     Согласно Закону о сельскохозяйственном налоге от 3 июня 1958 г., показатели среднегодовой урожайности и соответственно ставки основного сельскохозяйственного налога должны были оставаться неизменными в течение пяти лет, т. е. до 1962 г. В 1958 г. сумма основного налога составила бы 18,1 млн. т, а вместе с дополнительными местными налогами — 20,6 млн. т в «силян». Это на 0,9 млн. т, или на 4,6% больше, чем в 1957 г. Всего имелось в виду изымать из сельского хозяйства в виде налога 15 млн. т и закупок 25 млн. т в «силян». По расчетам китайского руководства, при запланированном на вторую пятилетку ежегодном росте сельскохозяйственного производства в 10% к 1962 г. доля зерна, изымаемого посредством налога, должна была составить лишь 7%. Но кроме сельскохозяйственного налога крестьяне платили еще небольшую часть налогов (например, па убой или продажу скота) деньгами; с другой стороны, крестьяне имели доходы помимо сельского хозяйства еще и от подсобных промыслов. Если суммировать все налоги, выплачиваемые крестьянами, и все их доходы, то фактический размер налогообложения в валовой стоимости сельскохозяйственной продукции и подсобных промыслов составил в 1957 г. 6,1%, а к 1962 г. должен был снизиться до 4%.

     Однако этим планам не суждено было осуществиться. В 1957—1958 гг. объем заготовок зерна возрос с 41,75 млн. т в предыдущем году до 44,02 млн. т товарного зерна, а в 1958—1959 гг.— до 51,26 млн. т, всего за один год увеличившись на 16,4%. На X Пленуме ЦК. КПК, согласно материалам японской газеты «Майнити», эта практика была признана ошибочной. Уже к концу 1959 г. начался спад сельскохозяйственного производства, а в 1960—1961 гг. имел место один из самых серьезных кризисов сельского хозяйства в истории страны. В 1960 г. налоговые поступления снизились по сравнению с 1958 и 1959 гг., а план закупок не был выполнен.

     По имеющимся оценкам, в 1961 г. поступления по сельскохозяйственному налогу и по закупкам в неочищенном зерне составили несколько больше 31 млн. т, а в 1963 г.— около 34 млн. т вместо 53,79 млн. т в среднем, намеченных на вторую пятилетку.

     Сократившиеся поступления по сельскохозяйственному налогу соответствовали лишь размерам средней ставки в 8% среднегодового урожая вместо 15,5%, определенных законом 1958 г. Только в 1962 г. при определении объема налогообложения деревни было предусмотрено увеличение средней ставки до 15%, т. е. возвращение к уровню, намеченному законом 1958 г.

     Поэтому, естественно, потребовалось принятие новых решений и в области налогообложения деревни (тем более что и формально действие закона 1958 г. кончалось в 1962 г.). И действительно, есть сообщение о том, что в 1962 г. состоялась Всекитайская конференция по вопросу о сельскохозяйственном налоге. К сожалению, доступные нам сведения о ней весьма скудны. Судя по материалам, опубликованным в газете «Дагун бао», на этой конференции был определен ряд основных моментов «нового курса» в налоговой политике.

     Прежде всего была дана установка учитывать интересы крестьянства, придерживаясь принципа «и государству нужно, и у крестьян чтобы было», а «не отдавать все, что есть». Указывалось на необходимость установления плана по сбору сельскохозяйственного налога (что, по-видимому, свидетельствует об отсутствии такого плана в 1960 — 1961 гг.) и проведения сбора налога в основной зерновой культуре каждого района (на Северо-Востоке — в гаоляне, в районах к югу от Янцзы — в рисе).

     На конференции подчеркивалось, что установление переводного коэффициента «силян» непосредственно оказывает влияние на выполнение задания по сбору налога и на тяжесть налогового бремени для крестьян. В этой связи, на основе принципа «не должны страдать ни государство, ни крестьяне», выдвигалось требование разумного определения данного коэффициента: исходя из практики прошлых лет, за основу брать закупочные цены и учитывать традиционные эквиваленты обмена. Обращаться к этой проблеме пришлось, видимо, в силу того, что в годы «большого скачка» данный порядок установления переводного коэффициента был изменен в невыгодную для производителей сторону.

     На конференции говорилось также о необходимости соответствующим образом урегулировать и уменьшить налогообложение крестьян в районах, подвергшихся стихийным бедствиям. И в данном случае речь, вероятно, шла об исправлении ошибок периода «большого скачка» и о возвращении к существовавшей в годы первой пятилетки практике, когда обычно сумма налогообложения по стране из-за стихийных бедствий снижалась на 10—15% (в среднем приблизительно на 13%), а в случае особенно сильных стихийных бедствий — почти на 20%.


Курс источниковедения