Результаты Каирской конференции

image

     Итак, в ходе бесед Чан Кай-ши дал понять президенту США, что он готов поддержать послевоенные планы Вашингтона на Тихом океане, но взамен надеялся получить поддержку США в укреплении своей власти в Китае, а также в повышении роли гоминьдановского режима в Азии. США, со своей стороны, были заинтересованы в укреплении режима Чан Кай-ши, так как считали его подходящим для своих целей. Ф. Д. Рузвельт надеялся укрепить позиции Чан Кай-ши как путем предоставления ему займов и вооружения, так и за счет создания хотя бы на короткое время коалиционного правительства, включающего и представителей компартии Китая, чтобы общими усилиями начать наступление против японских войск.

     Чан Кай-ши был ярым противником указанной идеи, так как ни с кем не хотел делить своей власти даже временно. По данному вопросу он долго не соглашался с президентом США. Когда же Рузвельт проявил настойчивость, Чан Кай-ши сделал вид, что уступил. Давая такое обещание, Чан Кай-ши прежде всего надеялся, что это увеличит его шансы на получение поддержки США в выполнении его националистических планов. Меморандум по данному вопросу был представлен чунцинской делегацией 24 ноября, т. е. на следующий день после беседы Чан Кай-ши с Рузвельтом. В этом документе содержались следующие требования: предоставить гоминьдановскому правительству место в объединенном американо-английском комитете начальников штабов или создать аналогичный специальный американо-китайский орган; сформировать комитет для обсуждения и решения дальневосточных проблем в составе Китая, США и Англии , пересмотреть разграничительную линию фронта в Юго-Восточной Азии. Суть последней идеи сводилась к тому, чтобы Индокитай и Таиланд как зоны будущих действий были бы изъяты из подчинения английского адмирала Л. Маунтбэттена и включены в китайский театр военных действий, где главнокомандующим являлся Чан Кай-ши. Ф. Д. Рузвельт выразил согласие удовлетворить требования чунцинской делегации. Но сопротивление Англии заставило представителей США и Китая временно отложить решение этих вопросов.

     Если в ходе бесед точки зрения Чан Кай-ши и Рузвельта совпадали по многим проблемам, то этого нельзя сказать об имевших на конференции место общих дискуссиях по военным вопросам.

     В процессе обсуждения плана наступательных операций в Бирме Чан Кай-ши пытался переложить всю тяжесть их проведения на союзные англо-американские войска, настаивая на согласованных действиях сухопутных и морских сил США и Англии в Бенгальском заливе. Участие китайских войск в этой операции было поставлено в зависимость от поставок союзниками военных материалов и вооружения. Кроме того, Чан Кай-ши обратился к Рузвельту с просьбой предоставить Китаю новый заем в размере 1 млрд. долл., заметив при этом, как всегда, что если ему будет отказано, то это повлечет за собой «печальные последствия». Американцы пытались убедить Чан Кай-ши и его советников в неосуществимости большей части их требований и необходимости как можно быстрее изгнать японцев из Бирмы, что намного улучшило бы возможности для снабжения Китая. Но Чан Кай-ши не желал ничего слушать. Как только речь заходила об операции в Бирме, он немедленно поднимал вопрос о займе. Ненасытные аппетиты чанкайшистского режима при полном нежелании с его стороны серьезно участвовать в операциях против Японии вынудили американцев довольно резко одернуть своего союзника. Дж. Маршалл, начальник штаба армии США, заявил, что, пока не будет открыта Бирманская дорога, не может быть никакой речи об увеличении поставок Китаю. Получив от Рузвельта обещание «провести в течение нескольких последующих месяцев значительные десантные операции в районе Бенгальского залива», Чан Кай-ши дал согласие на участие китайских войск в операциях по освобождению Северной Бирмы.

     В целом результаты Каирской конференции были большой дипломатической победой Китая. Каирская декларация предусматривала возвращение Китаю всех ранее отторгнутых Японией территорий (Маньчжурии, Тайваня, островов Пенху). Этот пункт был включен в декларацию по инициативе президента США, который тем самым хотел исключить всякую возможность сепаратного мира между чанкайшистским режимом и Японией, ибо японцы ни в коем случае не согласились бы на подобные условия мира с Китаем. В то же время обещания возвратить Китаю его земли должны были стимулировать китайское правительство в деле внесения своего вклада в обеспечение победы на Дальнем Востоке. Несомненно, что в Каирской декларации нашло отражение желание Рузвельта поднять Китай до ранга великой державы. Не случайно американская пресса, комментируя решения Каирской конференции, отмечала, что теперь гоминьдановский Китай следует рассматривать как одну из великих держав. В этом она видела главное значение встречи Рузвельта и Чан Кай-ши. А газета «Нью-Йорк тайме» подчеркнула, что при поддержке США гоминьдановский Китай будет после войны «играть роль гегемона на Востоке».


Дракон бессмертен