Стремление добиться усиления американской военной помощи Китаю

image

     В конце мая 1942 г. Чан Кай-ши направил довольно резкое послание в Вашингтон. «Если китайцы,— писал он,— не получат помощи от союзников, то их доверие к союзникам будет совершенно подорвано, и это может кончиться тем, что сопротивление китайцев совсем прекратится. Никогда еще обстановка в Китае не была столь напряженной, как в настоящее время».

     Стремление добиться усиления американской военной помощи Китаю стало одним из основных направлений деятельности чунцинской дипломатии, особенно весной и летом 1942 г. Го-миньдановские дипломаты прилагали большие усилия, чтобы установить контакт с личным представителем президента США Г. Гопкинсом, возглавлявшим Управление по распределению вооружения по ленд-лизу, и с его помощью оказывать влияние на Ф. Д. Рузвельта. По поручению Чан Кай-ши министр иностранных дел Китая Сун Цзы-вэнь часто писал Гопкинсу о тяжелом положении своей страны. В письмах он жаловался на нехватку артиллерийских орудий и самолетов и просил поддержать требование Китая о непосредственном участии его представителей в работе технических подкомитетов, которые занимались распределением вооружения по лендлизу.

     В непосредственной связи с требованием увеличения военной помощи правящая верхушка Китая ставила вопрос и о повышении своего влияния при решении союзниками вопросов, касавшихся ведения войны. В инструкции, направленной 19 апреля 1942 г. в Вашингтон, Чан Кай-ши указывал Сун Цзы-вэню, что в беседах с президентом Ф. Д. Рузвельтом и его советниками необходимо подчеркивать неравноправное положение Китая среди союзников. Отсутствие китайских представителей в объединенных штабных органах, ведавших военным снабжением, по существу означало, что Китай нередко рассматривался как страна, находящаяся под опекой. «Если это не будет изменено,— констатировал Чан Кай-ши,— то Китай окажется лишь пешкой в игре».

     В пространных комментариях к этому посланию Сун Цзы-вэнь развил взгляды Чан Кай-ши. В заключение он писал: «Генералиссимус чувствует себя в стороне, когда принимаются важнейшие стратегические решения, глубоко затрагивающие будущее Китая. Идет ли речь о наступлении из Австралии, о возможностях удержания Бирмы, о мерах, необходимых для защиты пути через Индийский океан, о размерах воздушных сил, которые будут направлены в Индию, Бирму и Китай,— в решений всех этих вопросов он оказывается лишь в роли случайного слушателя».

     Большое недовольство правящей верхушки Китая вызывал тот факт, что основное внимание союзники уделяли фронтам в Европе и на Среднем Востоке. В июне 1942 г. возник конфликт, вызванный тем, что американское правительство приказало бомбардировщикам В-17 с китайско-бирманско-индийского театра военных действий перебазироваться в Египет в связи с наступлением немецких войск в Северной Африке. Это решение вызвало резкий протест со стороны гоминьдановского правительства. Чан Кай-ши потребовал от Дж. Стилуэлла определенного ответа на вопрос, хотят ли союзники сохранить китайский театр военных действий или нет. Через три дня Чан Кай-ши передал Стилуэллу документ, содержащий три требования гоминьдановского правительства, выполнение которых, по его мнению, было необходимо для того, чтобы Китай продолжал участвовать в антияпонской войне. Для этого оно считало необходимым, чтобы правительство США к осени 1942 г. направило в Индию три американские дивизии для участия в операциях по открытию Бирманской дороги, увеличило количество американских самолетов в Китае до 500 и организовало поставки через Гималайские горы по воздуху до 5 тыс. т военных грузов в месяц. Причем Чан Кай-ши подчеркнул, что данную ноту следует рассматривать как ультиматум.

     Аналогичные ультимативные заявления были сделаны в день пятой годовщины начала японо-китайской войны китайским военным атташе в США Чжу Шу-мином и главой военной миссии чунцинского правительства.

     Немало было и открытых высказываний, и намеков на «роковые последствия» недостаточной помощи Китаю. Например, председатель законодательного юаня Сунь Фо опубликовал в гуйлинской газете «Дагун бао» статью под оптимистическим названием «Наша окончательная победа недалека». Однако эта публикация почти целиком была посвящена изложению трудностей, испытываемых Китаем.

     Однако в Вашингтоне считали, что капитуляция Китая маловероятна, пока у власти в Чунцине остается Чан Кай-ши, так как он никогда не согласится на потерю неограниченной власти. Но тем не менее угрозы гоминьдановской верхушки прекратить сопротивление, сопровождаемые заигрыванием с японцами на предмет заключения мира, причиняли в это время серьезное беспокойство правящим кругам США, которые хорошо понимали, что, несмотря на всю пассивность военной политики правительства Чан Кай-ши, китайские войска, безусловно, связывали значительные силы японской армии и заставляли ее вести войну на два фронта. Так, адмирал Д. Леги, начальник штаба президента США, впоследствии писал, что для нанесения поражения Японии Соединенным Штатам пришлось бы понести гораздо большие материальные затраты и человеческие жертвы, «если бы плохо оснащенные и плохо накормленные армии Чан Кай-ши не были бы на поле битвы. Китайцы одержали немало побед. За исключением нескольких обученных американцами дивизий, возможно, остальные и плохо дрались, но нельзя отрицать того факта, что Чан Кай-ши имел несколько миллионов человек под ружьем, и это вынуждало Японию держать в Китае большую армию и снабжать ее».

     Вот почему угрозы Чунцина не оставались без внимания. После получения ультиматума Ф. Д. Рузвельт поспешил заверить Чан Кай-ши, что США считают борьбу Китая жизненно важной частью общих военных усилий и рассчитывают на сохранение китайского театра военных действий как совершенно необходимого для разгрома общих врагов.


Книга Садата